Век испытаний

Петербургский Медицинский сад после передачи его в ведение Медико-хирургической академии, созданной в 1798, представлял собой весьма печальное зрелище. Денег на его содержание практически не было, постройки постепенно разрушались, не хватало дров на отопление оранжерей, о научной работе и речи не могло быть. Сколько-то удавалось выручить продажей лекарственных трав или экзотических фруктов да тепличных овощей... Коллекция растений неумолимо сокращалась — только в 1818 году вымерзло 180 экземпляров.

При этом в России существовал один из лучших ботанических садов Европы, но... в частном поместье начальника департамента МВД графа А.К. Разумовского, который и должен был надзирать за Медицинским садом. Однако на собственный он тратил денег в десятки раз больше, чем отпускал "казенному". Для ухода за собственной коллекцией растений граф даже пригласил на службу немецкого садовника Фридриха фон Фишера.

Однако в 1823 году ту же должность в министерстве занимает совсем другой человек — граф Виктор Павлович Кочубей, посчитавший наличие достойного ботанического сада делом государственной важности. Он поручает Фишеру подготовить проект восстановления и переустройства полузаброшенного хозяйства, а затем этот проект представляет царю — Александру I. 22 марта 1823 выходит высочайшее повеление: соединить медицинский и ботанический отделы в один сад, перестроить его по новому плану и присвоить новое название — Императорский Ботанический сад.

При таком покровительстве и при выделении на восстановление только за первый год финансов, в 8 раз превышавших прежнее "содержание", нет ничего удивительного в том, что Ботанический сад преображается буквально в считанные годы. Новый старший садовник, англичанин Фальдерманн, привозит с собой из Лондона богатую коллекцию саженцев, не меньше скупается и по частным садам в Петербурге и окрестностях — и уже к концу 1823 года в саду насчитывалось около 15 000 живых экземпляров. В следующем году строится сразу 25 новых оранжерей общей протяженностью 1500 м — целый застекленный квартал для растений!

Аптекарское назначение сада отходит на второй план (хотя лекарственные травы по-прежнему разводятся и продаются) — основной целью становится наука. Создаются музей и библиотека, проводятся занятия со студентами, организуются ботанические экспедиции... После передачи сада 30 марта 1830 года повелением Николая I в ведение Министерства Императорского двора денежные поступления еще увеличиваются — в общей сложности вдесятеро по сравнению с периодом упадка в начале века. Медицинские занятия прекращаются совсем, сокращаются до экземпляров в общей коллекции посадки аптекарских растений — но зато появляется филиал в Рио-де-Жанейро, откуда в Петербург переправляются самые экзотические саженцы и семена. Российские ботаники обследуют Бразилию, Чили, острова Тихого океана, страны Юго-Восточной Азии...

В 1855 году одним из главных ботаников Императорского сада становится Эдуард Людвигович Регель — один из лучших садовников Европы, управлявший до того Цюрихским Ботаническим садом, выдающийся администратор и ученый. Но чтобы проявить свой научный талант в полной мере, ему приходится погрузиться в мир интриг: тогдашний инспектор сада от царского двора, барон Кистер, считал ботанические изыскания излишними и представлял себе Императорский Ботанический сад прежде всего в виде огромного придворного цветника... Дело шло к полному развалу научной работы, из сада уходили сотрудники — и закончилось все опять-таки вмешательством свыше.

24 июля 1863 года Александр II, уже третий подряд император, покровительствующий столичным ботаникам, передал сад от Министерства двора Министерству государственных имуществ — с указанием "иметь постоянные сношения с Императорской Академией Наук... для развития сообразно требованиям науки и в применению ее к практическому садоводству". Снова растет финансирование, увеличивается штат, перестраиваются оранжереи (в том числе строится новая, большая, специально для пальм) — но теперь основное внимание уделяется именно разведению и планировке садов по всей России.

Впрочем, и научная деятельность продолжается — путешественники со всего мира присылают в Ботанический сад живые растения, собранные в разных местах гербарии и семена. Так что коллекция постоянно пополняется, и в 1873 году, через 50 лет после восстановления, насчитывает уже 21 230 различных видов и форм растений. Вскоре она пополняется монгольскими и китайскими образцами — собранными выдающимся русским путешественником Н.М.Пржевальским, почетным членом научного общества Ботанического сада.

В 1892 году умирает Э.Л. Регель, отдавший Ботаническому саду большую часть своей жизни — и директором сада впервые в его истории становится русский ученый, Александр Федорович Баталин. При нем в Ботаническом саду читают публичные лекции о ботанике, открывается школа садоводства, начинается  перестройка оранжерей, сад участвует в международных выставках и российских ярмарках...

...Но, увы, впереди, в наступающем ХХ веке, Ботанический сад ждут новые испытания и лишения: Первая Мировая война, революции, разруха...

Облако тегов

здоровье семьи (17) нервы (1) Куинджи (1) Новолетие (1) Фёдор Петрович Гааз (1) серотонин (1) декабристы (1) Императорский сад (3) Коломенское (1) леденцы от простуды (4) вирусы (1) праздники в честь растений (1) Наумов день (1) Крым (3) усадьба Аксакова (1) царская усадьба (1) живопись (4) масло барвинка (1) праздники июля (2) Гален (1) история фармацевтики (1) зеленая аптека (12) Серебряный Бор (1) Яков Брюс (1) усадьба Знаменское-Раёк (1) праздник урожая (1) Диоскорид (1) средневековая медицина (4) Колумб (1) меценаты России (1) свойства воды (1) здоровье школьника (1) Егепет (1) сон (1) Починки (1) анфлераж (1) август (1) анис (1) сонливость (1) пейзаж (3) сад Николая фон Гартвиса (1) ММА (1) баня (3) свойства корицы (1) история ботанических садов России (3) оранжереи в Подмосковье (3) Терлецкая дубрава (1) гвоздика (1) эфирное масло розы (1) Кармолис Леденцы (2)

Деловой журнал
об индустрии здравоохранения

Наш партнер: