Сын и внук заводчика, промышленник, меценат, ботаник

В 1731 году в приуральском городе Соликамске произошло знаменательное событие: осиротевшую дочь местного солепромышленника, Анастасию Павловну Суровцеву, повёл под венец представитель известнейшей в те годы династии промышленников — Григорий Акинфиевич Демидов, внук Никиты Демидова - прославленного заводчика, любимца Петра I.

Свадьба была, как записано в летописи, "пивна и винна, что старикам не в память", а ещё через год, после раздела наследства между сёстрами Суровцевыми, Григорий Демидов получил часть села Красное. И распорядился он этим приданым на удивление всему просвещённому миру: разбил первый в России частный ботанический сад!

Отец не одобрил «несерьёзное» увлечение Григория и увёз его на заводы — учиться «настоящему» делу, хозяйству, промышленности. Но через год упрямый сын всё-таки вернулся в свое поместье. Григорий Демидов решил не только собрать коллекцию зелёных диковин, но и составить полный каталог местной флоры, записать рядом с латинскими названиями и русские, отметить места произрастания разных видов. Он ведёт научную переписку с директором московского Аптекарского огорода Гербером, главой Медицинской Коллегии фон Фишером, посылает им образцы местных растений, а взамен получает саженцы и семена для своего сада.

Вскоре уже сад вызывает удивление у проезжающих через город иностранцев. В 1742 году путешественник Иоганн Гмелин называет оранжерею Демидова «королевской» и считает её единственной в России. А его спутник Герард Мюллер в своих записках отмечает и наличие у провинциального русского учёного минералогического кабинета, большой библиотеки, лаборатории и аптеки, в которой Григорий Демидов лично составляет лекарства из местных и «заморских» растений, причём не только для своей семьи, но и для всех больных в Соликамске и окрестностях.

Именно исследования местных растений примирили наследника династии Демидовых с главным конкурентом его деда — советником Берг-коллегии (министерства, ведавшего горным делом) Василием Никитичем Татищевым, во времена Петра I руководившего работой казённых уральских заводов. Учёный с широким кругозором, один из сподвижников Якова Брюса, Татищев уделял большое внимание не только минералам, но и почвам, и растениям. Исследования флоры по разные стороны Уральского хребта (выполненные, в том числе, и Григорием Демидовым) убедили Татищева в том, что естественная граница между Европой и Азией проходит не по Енисею или Оби, как тогда считали, а именно по Уралу — с чем согласны и современные исследователи.

В апреле 1746 года к Демидову из экспедиции на Камчатку, Чукотку и Аляску приезжает Георг Стеллер, с которым Григорий был заочно знаком уже несколько лет. Немецкий путешественник останавливается на лето: с ним коллекция из 80 живых растений, включая только что открытые виды, и это богатство нужно срочно рассадить, иначе живые образцы погибнут в пути.

Ботанический сад Демидова оказывается единственным подходящим местом для этого — и пока коллекция приживается на новом месте, двое ученых занимаются исследованиями предуральской флоры. Но осенью Стеллера внезапно арестовывают, отправляют в Иркутск, и по дороге исследователь умирает. Григорий Демидов остаётся единственным владельцем редчайших экземпляров и выполняет завещание Стеллера: привозит его коллекцию в Академию Наук и отправляет свыше 300 образцов уральских и сибирских растений великому ботанику Карлу Линнею.

Так начинается ещё один этап научной деятельности Демидова — время мирового признания: его имя отмечается в предисловии к линнеевскому труду  «Виды растений», в его петербургском доме бывают академики Ломоносов и Мюллер, до 1766 года в одном из принадлежащих Демидовым зданий размещаются библиотека Академии Наук и Кунсткамера, спасённые после пожара. Сам Григорий Акинфиевич в это время живёт с семьей в столице — кроме научных трудов, на него ложатся и обязанности по управлению наследными заводами, рудниками и прочими имениями.

А какая судьба ждала уникальный сад в Соликамске?

Разумеется, дело половины своей жизни Демидов не бросает: ботанический сад расширяется и пополняется, за этим присматривает специально нанятый садовник — русский (что по тем временам для богатых садов было редкостью), но удивлявший заезжих иностранцев своей образованностью. Найден и умелый аптекарь, продолжающий снабжать лекарствами всех нуждающихся в округе.

В саду разбиты 12 оранжерей и теплиц, в них выращиваются посреди суровой уральской зимы лимоны, апельсины, ананасы, бананы, кофе. Даже через 10 лет после смерти Григория Акинфиевича, в 1771 году, другой выдающийся русский ботаник, Иван Лепехин (будущий директор ботанического сада в Петербурге), насчитал в соликамском саду 525 видов растений — от местных до экзотических, и коллекция была расположена по географическому признаку: на одном участке сажались сибирские травы и кустарники, на другом американские, в отдельной теплице зеленели уроженцы Африки.

Часть этой коллекции была вывезена в Москву — в собственный сад Прокопия Акинфиевича Демидова, брата Григория, остальное досталось в 1772 году заводчику Тручанинову, купившему всё Красное село вместе с садом, аптекой и лабораториями. Новый хозяин ценил и берёг доставшуюся ему диковинку, но в 1810 году умер, и сад постепенно пришёл в упадок, был поделен между наследниками и в 1824 году окончательно погиб.

Окончательно ли?

Уже в наши дни, в мае 1994 года, в Соликамске решением местной администрации появляется питомник декоративных культур - Мемориальный ботанический сад имени Г.А. Демидова. А на месте прежнего, в селе Красном, в 2001 году появилась памятная доска в честь промышленника, ботаника и мецената давних времён.

Ну, а потомки растений, выращенных Григорием Демидовым, и сейчас растут в ботанических садах Москвы, Петербурга и даже в шведской Уппсале: в Ботаническом саду Карла Линнея среди более чем 1300 видов растений со всей планеты есть и присланные когда-то из далекого Соликамска... 

Облако тегов

знания (1) традиции лечения (2) как укрепить иммунитет (3) Новый год (5) усадьба Шереметевых (1) фармацевтика (2) космос (1) готовимся к школе (1) Тимирязев (1) Чаир (1) сады (1) символика растений (1) сподвижники Петра (3) Главный ботанический сад (1) Санкт-Петербург (1) серотонин (1) корица (2) заболевания суставов (1) фармация (1) готовимся к осени (1) Медицинский сад (1) пейзаж (1) дорожная аптечка (3) символы растений (1) лимон (1) применение корицы (1) изобретения монахов (1) фармакогнозия (1) Добродея (1) Фёдор Петрович Гааз (1) Сходня (1) кармелитская вода (1) зимние праздники (1) сентябрь (1) приметы октября (1) лекарсвтенные растения (1) Новогодний стол (1) сады мира (1) Наум-грамотник (1) сон (1) лаванда (5) орден кармелитов (1) советы родителям (1) польза прогулок (3) чор-бак (2) Святки (1) Теофраст (1) роза (5) медицина Российской Империи (1) Кармолис Леденцы (2)

Деловой журнал
об индустрии здравоохранения

Наш партнер: